luckyed: (Default)
[personal profile] luckyed
Дамы и господа.
"Это было достаточно давно..."  Жили мы тогда на знаменитом одесском углу Канатной и Малоарнаутской улиц. Через дорогу от того самого первого двора. Некогда здесь располагался магазин, разделённый после на две части камышитовыми перегородками, между которыми мы и существовали. Мне не известно, каков срок беременности у камышитовых стен, но эти были явно "на сносях". Роды неумолимо приближались. Стены были выгнуты вызывающими своими округлостями в сторону коридора, и многочисленные наши друзья осторожно пробирались меж ними в глубины квартиры, как между Сциллой и Харибдой, опасаясь выкидыша.

               
--
Но пробил час искупления строительных грехов истории. ЖЭК признал нашу квартиру аварийной и приговорил к ремонту. Для исполнения приговора были назначены два "опытных" штукатура. По иронии судьбы страшного вида огромного и добродушного дядю Васю  звали Василий Иванович, а его мелкого и сердитого помощника Петром. Шуток по этому поводу они не воспринимали. Скажем честно, Василий Иванович и Петька вообще не понимали почти ничего и никогда. Два штукатура, ниспосланные нам ЖЭКом и судьбой, были пьяницами. Алкоголиками абсолютными и беспробудными. Вопросов "Что? Где? Когда?" для них не существовало. Всё, везде и всегда! И в любых доступных количествах.

Говорящим в этом тандеме был дядя Вася. А голоса Петьки я не слышал никогда. Кроме одного единственного случая. Но об этом позже...
Большую часть рабочего дня эта пара проводила, лёжа на спине, подобно своему великому предшественнику Микельанджело. Интересно, какие фрески виделись им на нашем потолке?
   
Оставим их ненадолго в этом положении и вспомним совсем другую историю. За пару лет до описываемых событий друзья с Одесской киностудии подарили нам замечательную и необходимейшую в хозяйстве вещь - гигантскую маску бегемота. Бегги постигла судьба многих талантливых актёров кино. Блестнув в одном из фильмов, он был позабыт бездушными режиссёрами и отправлен тлеть на свалку киноистории.
 
Но судьба распорядилось иначе и даровала Бегги вторую жизнь, недолгую, но яркую. Как мы его полюбили! Ведь это была не просто маска, а огромная голова, выполненная умелыми руками студийных художников из папье-маше в натуральную величину, заботливо покрашенная и абсолютно бегемотья. Она одевалась на плечи и превращала своего обладателя в неописуемо прекрасное чудовище. Вечеринки, дом актёра, капустники, Юморина. Где только не довелось побывать Бегги.

       
       
Сколько ниточке не виться, а конец один. Бегги, здорово всем поднадоевший, был отправлен на заслуженный отдых. Он поселился на антресолях и иногда выглядывал из-за цветастых занавесочек, грустным взглядом провожая компоты и трёхлитровые бутыли закрученных помидор и прочей закуски.
   
Совместная жизнь продолжалась до ремонта. Нам со всеми пожитками и коробками пришлось перебраться в квартиру первого двора, уступив поле боя революционной паре. А что с Бегги? Не бросать же его в страшной штукатурной пустыне. Во временной квартире места для гиганта не оказалось. Решение нашлось. Он был поселён в опустевший старенький холодильник "Зил", оставленный на поле брани.
         
Праздник ремонта начался. По утрам гиганты строительных дел приползали на работу, выпивали, закусывали и приступали к ваянию. Вначале они рубились с камышитовым врагом, не сдающимся и ловко пружинящим в ответ. Потом откладывали в сторону затупившиеся "шашки" и принимались выкладывать плитку в ванной комнате. Виртуозности и художественной отточенности линий позавидовал бы сам Пикассо кубических времён. После, выпив  и закусив, они уползали восвояси.

Но у двух абстракционистов был тайный и заклятый критик дядя Гриша. Григорий Семёнович, инженер-строитель и отец ближайшего нашего друга. Ежевечерне после основной своей работы он брал в руки топор, молот или лом и безжалостно и беспощадно начинал крушить всё, криво сработанное парочкой за день. Я стонал, плакал, молил о пощаде, но дядя Гриша был непреклонен. "Так надо" -, говорил он и уходил, оставляя меня среди уродливых обломков.
   
От скандала спасало только одно. Герои революционных анекдотов от беспробудного пьянства уже давно ничего не помнили, и, приползая по утрам, невинно начинали с самого начала свою кривую работу.
Так могло продолжаться вечно. В те дни голову не покидала мысль, что ремонт - это нечто, имеющее начало, но не имеющее конца! Всё изменилось в один прекрасный и страшный момент. Однажды, приболев и не пойдя на работу, я решил навестить "временных хозяев" искромсанной квартиры. Но, открыв дверь ключом и переступив порог, остолбенел.
           
На полу валялось огромное бездыханное тело. Василий Иванович в своей неподвижности выглядел ещё больше и значительней. Смертельная белизна просвечивала даже сквозь навеки въевшийся слой штукатурки. Над телом, сжимая в руке огромный кривой грязный нож, измазанный чем-то коричневым, завис Пётр. Он медленно повернулся ко мне. Ненавидящие и полные слёз глаза, прикушенная губа, трясущиеся руки, перекошенный от ужаса рот... Но не это поражало. Я впервые видел Петра абсолютно трезвым. Молча и неумолимо он приподнялся с коленей и стал приближаться. Я вжался в стенку и приготовился...

И тут раздался ужасающий хрип. Пётр вздрогнул и повернулся. Нож выпал из ослабевших рук. Душа дяди Васи вернулась в отштукатуренное тело. Зомби грузно сел и уставился на нас пустыми страшными глазами. Дрожащий Пётр, забыв о мести, прижался ко мне. Он ведь тоже никогда не видел Василия Ивановича трезвым.
Немая сцена продолжалась бесконечно долгие мгновения. Дядя Вася пытался что-то сказать, но слова ещё не вернулась к хозяину. И тогда внезапно заговорил Пётр. У него оказался фальцет и сохранная за редкостью использования речь...
     
В тот день герои рассказа явились на работу в особенном состоянии. Как среди волн в бушующем море иногда приходит девятый вал, так и у профессиональных "синяков" посреди тяжёлых алкогольных будней наступает торжественный момент - День Пришествия Белочки. Выпив всё, мастера решили закусить. Ни денег, ни сил, ни мыслей о возможности выхода из квартиры у них не было. И тогда побелевшие глаза дяди Васи встретились с белым взглядом "Зима". Вот же она, благословенная закуска. Василий Иванович открыл дверцу. Свидание с белочкой состоялось!
         
Бегги давно ждал этой минуты. Актёрская суть неистребима. Забытый всеми в заточении он не переставал надеяться. Богемная жизнь последних лет приучила к вере в весёлые чудеса. И Бегги улыбнулся дяде Васе зубастой пастью. В последний миг Василий Иванович вспомнил своего знаменитого тёзку, одноруко переплывавшего Урал под градом вражеских пуль. Падая, он рванул дверцу холодильника. И Бегги прыгнул на него. Красиво, артистично, точно. Как учили режиссёры Одесской киностудии. Последнее, что он услышал  в своей короткой карнавальной жизни, был дикий писк обезумевшего Петра, рубившего картонную голову на мелкие коричневые кусочки...
       
С тех пор я ни разу не видел Петра и Василия Ивановича пьяными. За две недели они закончили бесконечный ремонт, выстроив идеально ровные стены. И даже дядя Гриша перестал измерять профессионально точные зазоры между плитками. Вот только порог квартиры они переступали, оглядываясь по сторонам и дрожа мелкой дрожью воспоминаний.
 
А Бегги ушёл красиво, как подобает настоящему актёру. Даже маска способна творить чудеса.
Такова волшебная сила искусства,  дамы и господа.
From:
Anonymous( )Anonymous This account has disabled anonymous posting.
OpenID( )OpenID You can comment on this post while signed in with an account from many other sites, once you have confirmed your email address. Sign in using OpenID.
User
Account name:
Password:
If you don't have an account you can create one now.
Subject:
HTML doesn't work in the subject.

Message:

 
Notice: This account is set to log the IP addresses of everyone who comments.
Links will be displayed as unclickable URLs to help prevent spam.

Profile

luckyed: (Default)
luckyed

December 2016

S M T W T F S
     123
45 6 78910
111213 14151617
18 192021 222324
25 26 2728293031

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 20th, 2017 05:28 am
Powered by Dreamwidth Studios